Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Literatura

Укушенные Стругацкими

Оригинал взят у steissd в Укушенные Стругацкими
Речь идёт о дискуссиях, которые нередко случаются в журнале Зины Корзиной (она же Галина Иванкина, последнее имя указано в юзерском профиле, так что конвенции ЖЖ я не нарушаю). В этих дискуссиях противопоставляются колбаса и полёт Гагарина.

Collapse )

И когда государство удовлетворяло за счёт рядовых граждан 5-7-ю ступени потребностей своей элиты, они вполне могли быть недовольными, и это никоим образом не характеризует их с дурной стороны, напротив, их желания были вполне разумными и рациональными. Другое дело, что в переходный период этих самых граждан неплохо кинули, но в этом повинны не они сами, а вся предыдущая политика царских и советских правителей, подавлявших инициативу и самостоятельность при достижении личных материальных целей (инициатива вообще была наказуемой, даже верноподданическая, не спущенная сверху в виде директивы). Большинство просто не имели соответствующих навыков и стали жертвой хищников...


Яндекс.Метрика
Krishna

ЧТО И СКОЛЬКО ЧИТАЛИ В ЦАРСКОЙ РОССИИ.








В первой половине XIX века Россия представляла собой интеллектуальную пустыню: в лучшем случае тиражи книг составляли сотни экземпляров, и те распродавались годами. Но даже в начале ХХ века тиражи умных книг были максимум 10-15 тыс., а самым популярным был лубочный писатель Матвей Комаров.
 Часть правых националистов продолжает, зачем то, мечтать о «России, которую мы потеряли». Да, наверное, что-то в той России даже можно найти хорошее (к примеру, просторы – такой огромной по своей территории страна больше никогда не была), но вот уж что точно оттуда не надо брать, так это темноту и невежество. Взять великую русскую классическую литературу. Если отринуть всю идеологическую шелуху, то окажется, что она существовала для очень узкого круга русских европейцев (одновременно многие из них были плантаторами, владельцами плантаторских хозяйств). Так, в издании «Отечественные записки»  №2 (43), стр. 12-16 приводятся выдержки из исследования литературоведа Василия Страхова «Пушкин и массовый читатель», показывающие картину читательского мира в царской России. К примеру, в Москве в начале XIX века были только 2 книжных лавки с дневной выручкой в 12-15 рублей. Если учесть, что цена небольшой книжки тогда составляла 3-5 руб., нетрудно посчитать, сколько книг покупали москвичи. (Справедливости ради стоит сказать, что в то время образованная публика также заказывала книги из-за границы напрямую – на иностранных языках. Но и их число было не велико – в С-Петербург ежемесячно приходило 300-400 книг).

На протяжении XIX века ситуация практически не меняется. Ближе ко второй половине века месячное жалованье чиновника не превышало 50-80 руб. в месяц (вспомним Акакия Акакиевича из гоголевской «Шинели» с окладом 33 рубля). При средней цене книге в 10 рублей мало кто мог себе позволить купить книгу даже раз-два в год. Не удивительно, что крупнейшие прижизненные тиражи Пушкина не превышали 1200 экз., да и те залеживались годами. Интересна судьба основанного Пушкиным журнала «Современник». Как отмечает Страхов, в переписке Грота с Плетнёвым имеется указание, что в 1840-х годах «Современник» печатался в 600 экз., из которых расходилось 200. Издание было убыточным.

Красноречивым показателем является празднование столетнего юбилея Пушкина в 1899 году. Юбилейное академическое издание (но так и не оконченное) полного собрания сочинений поэта было напечатано тиражом… 2 тыс. экземпляров – на 140 млн. населения. Что касается юбилейных пушкинских брошюр для более простого народа, то их тираж доходил до 10 тыс. экз. Крупнейшим дореволюционным издание Пушкина стал 10-томник, выпущенный Сувориным. При тираже 15 тыс. стоил он 1,5 рубля за том. В целом же, как пишет Страхов, «дальше города и глубже интеллигенции эти книги не шли». Единственным исключением был Лев Толстой – поистине самый популярный писатель среди российской интеллигенции. Тираж его Полного собрания сочинений, изданного в качестве приложения к журналу «Вокруг света» в 1913 г., достиг астрономических по тем временам 100 тыс. экземпляров. Практически не было русской «умной» литературы на национальных языках – и это при том, что не на русском, а на своих языках тогда писали и читали миллионы россиян (начиная от остзейских немцев, поляков и финнов и заканчивая евреями в местечках). Так вот, совокупный тираж сочинений Пушкина на национальных языках Российской Империи с 1899-го по 1916 год составил 23 тыс. экземпляров. Общее число библиотек в 1913 году было 12 тыс., включая мизерные земские, насчитывающие по несколько десятков книг. Для сравнения: в 1939 году библиотек в стране было 250 тыс. (и это с учётом того, что от России отпали наиболее грамотные Польша, Прибалтика и Финляндия).

Полным крахом для только-только начавшего развиваться издательского бизнеса явилась Первая мировая война. К концу 1916 года вдвое сократилось число книжных магазинов и лавок (с 2 тыс. до 1 тыс.), а совокупные тиражи книг упали на 50%. Главную роль тут сыграло то, что российские издательства закупали печатное оборудование и комплектующие к нему за границей (своего не производили), а война перекрыла эти поставки.

Что же в царской России читал обычный читатель (мещанин, обыватель)? Когда подобный вопрос задали Льву Толстому, он ответил:

- Матвея Комарова.

Сегодня никто не знает такого автора, а даже в начале ХХ века его книжки выходили огромными, по тем временам, тиражами: к примеру, самая популярная «Славный мошенник и вор Ванька Каин» по цене 3-5 коп. могла иметь разовый тираж в 50-100 тыс. экз. Вторые по популярности – песенники, сонники и письмовники. Что же это за самый популярный писатель царской России Матвей Комаров? Он жил в конце XVIII века, подлинного имени его никто не знал (первые выпуски его сочинений имели псевдоним «Житель города Москвы»). Уже в начале XIX века его обозначили как «Матвей Комаров» (тоже псевдоним). Предполагается, что под этими псевдонимами скрывается кто-то из российских масонов – Новиков,  Болотов или кто-то из их друзей. Такой низкопробной литературой они рассчитывали хоть как-то увлечь россиян чтением. Среди других самых популярных произведений «Матвея Комарова» – «Невидимка, история о фецком королевиче Аридесе и брате его Полунидесе, с разными любопытными повествованиями», «Повесть о приключении английского милорда Георга и бранденбургской маркграфини Фредерики Луизы». С самого начала издания эти книги для лучшего восприятия читателем стали иллюстрировать лубочными картинками. В общем, этакий «Гарри Поттер» сто-двухсотлетней давности.

Если посмотреть на картину издательского мира и читательского интереса сегодня, то можно убедиться, что Россия возвратилась на 100 лет назад. «Россия, которую мы наконец-то обрели». «Матвей Комаров» – это миллионы экземпляров нынешней низкопробной литературы. Умные книги снова, как и сто лет назад, издаются тиражами от сотен до 2-5-7 тыс. экземпляров. Интеллектуальные журналы и издательства в большинстве своём убыточные. Книжных магазинов – кот наплакал. Правым националистам-имперцам есть теперь чем гордиться.

+++

По многим другим параметрам нынешняя Россия тоже представляет собой слепок с Российской империи. Нами правит про-германский резидент и про-британское лобби, почти восстановлено сословное общество, законодательный орган – чистая декорация, церковь стала четвёртой ветвью гос.власти, дефицит денег в экономике и зависимость от западных кредитов, и т.п., и т.д.
Bio

О ЛИТЕРАТОРАХ.










Писательство -- это раса с противным запахом кожи и самыми грязными
способами приготовления пищи. Это раса, кочующая и ночующая на своей
блевотине, изгнанная из городов, преследуемая в деревнях, но везде и всюду
близкая к власти, которая ей отводит место в желтых кварталах, как
проституткам. Ибо литература везде и всюду выполняет одно назначение:
помогает начальникам держать в повиновении солдат и помогает судьям чинить
расправу над обреченными.
  • Current Mood
    apathetic apathetic
Bio

Александр Иванович Куприн, эссе "Немножко Финляндии" (1908 год).








Вторая часть этого повествования наглядно демонстрирует "загадочную российско-имперскую душу".



"-- Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом. Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия...

Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой. Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому - словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами:

-- Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля и семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово - чухонцы.

А другой подхватил, давясь от смеха:

-- А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.

-- Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!.."


Bio

ХОРОШАЯ, ГОДНАЯ КНИГА:










Содержание

Предисловие

1 - Введение

2 - Таблицы смертности и методы их построения

3 - Методы смертных списков

4 - Метод Лапласа

5 - Метод В. Я. Буняковского

6 - Демографический метод

7 - Средняя и вероятная продолжительность жизни

8 - Статистические материалы об умерших в России

9 - Изучение смертности в России

10 - Построение новой русской таблицы смертности

11 - Сравнение русской таблицы смертности с иностранными таблицами

12 - Понижение смертности в России

13 - Техническо-страховые приложения к русской таблице смертности

Литература


Скачать можно: ТУТ


Bio

Стихи про Канатчикову дачу.








Дорогой премьер-министер, в ту неделю некий мистер
Протащил на форум клИстир. По научному – клистИр.
Был поступок этот низок, дальше прилагаем список
Всех, кому он эту клизму, извиняемся, вкатил.
Просим разобраться строго, ибо пострадавших много,


Жизнь родимого дурдома этот ирод подкосил.
Из-за злой его нападки мы теперь в большом упадке 
Наших интеллектуальных, творческих и прочих сил. 
Вон он, гад, шумит на сцене, говорит об Авиценне
Авиценна – не из наших. То ли дело Гиппократ!
Гиппократ в седьмой палате, зафиксирован к кровати, 
С обостреньем в результате всех поклёпов и неправд.
Мы – ранимые созданья, нам обидно осознанье,
Что усилиям геройским нашим мир совсем не рад.
Душу точит омерзенье, возникает отчужденье, 
Что за мелкие людишки, что за нравы, что за тон!
Даже буйный параноик, уж какой титан и стоик,
Но от этого скандала впал в отчаянье и он.
Вышел Будда из нирваны, Ихтиандр всплыл из ванны, 
Выполз ежик из тумана с транспорантом: “Так держать!”
Наши чудо-девианты, шизофреники-атланты, 
Коллективно отказались дальше небо подпирать.
Мог случиться катаклизм! Вот к чему ведет цинизм,
Тех, кому не колют трижды в сутки галоперидол!
Наболело, накопилось, очень просим, ваша милость,
Чтоб виновным обломилось: плеть на спину, в сердце – кол. 
Извиняемся за почерк. Дата – прочерк. Подпись – прочерк.
А на обороте бланка – вскрытья чей-то протокол.

Автора!

via

  • Current Mood
    creative creative
Face)

Еврейская логика:








"Еврейская цивилизация отличается от христианской цивилизации не столько базовыми ценностями, сколько способом мышления.
Христианская цивилизация построена на греческой (Аристотелевской) логике.
Еврейская цивилизация построена на иной, неаристотелевской логике, которая хотя и не была описана формально, прослеживается во многих еврейских притчах и в Талмудическом подходе к решению прикладных и теоретических задач.

Притча. Кто пойдет умываться?

Молодой еврей пришёл к известному нью-йоркскому раввину и заявил, что хочет изучить Талмуд.
- Ты знаешь арамейский? - спросил раввин.
- Нет.
- А иврит?
- Нет.
- А Тору в детстве учил?
- Нет, ребе. Но вы не волнуйтесь. Я закончил философский факультет Беркли и только что защитил диссертацию по логике в философии Сократа. А теперь, чтобы восполнить белые пятна в моих познаниях, я хочу немного поучить Талмуд.
- Ты не готов учить Талмуд. Это глубочайшая книга из всех, написанных людьми. Но раз ты настаиваешь, я устрою тебе тест на логику: справишься - буду с тобой заниматься.
Молодой человек согласился, и раввин продолжил:
- Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой - с грязным. Кто из них пойдёт умываться?
У молодого философа глаза на лоб полезли:
- Это тест на логику?!
Раввин кивнул.
- Ну, конечно, тот, у кого грязное лицо!
- Неправильно. Подумай логически: тот, у кого грязное лицо, посмотрит на того, у кого лицо чистое, и решит, что его лицо тоже чистое. А тот, у кого лицо чистое, посмотрит на того, у кого лицо грязное, решит, что сам тоже испачкался, и пойдёт умываться.
- Хитро придумано!А ну-ка, ребе, дайте мне ещё один тест!

- Хорошо, юноша. Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой - с грязным. Кто из них пойдёт умываться?
- Но мы уже выяснили - тот, у кого лицо чистое!
- Неправильно. Оба пойдут умываться. Подумай логически: тот, у кого чистое лицо, посмотрит на того, у кого лицо грязное, и решит, что его лицо тоже грязное. А тот, у кого лицо грязное, увидит, что второй пошёл умываться, поймёт, что у него грязное лицо, и тоже пойдёт умываться.
- Я об этом не подумал! Поразительно - я допустил логическую ошибку! Ребе, давайте ещё один тест!

- Ладно. Два человека спускаются по дымоходу. Один вылезает с чистым лицом, другой - с грязным. Кто из них пойдёт умываться?
- Ну: оба пойдут умываться.
- Неправильно. Умываться не пойдёт ни один из них. Подумай логически: тот, у кого лицо грязное, посмотрит на того, у кого лицо чистое, и не пойдёт умываться. А тот, у кого лицо чистое, увидит, что тот, у кого лицо грязное, не идёт умываться, поймёт, что его лицо чистое, и тоже не пойдёт умываться.
Молодой человек пришёл в отчаяние:
- Ну поверьте, я смогу учить Талмуд! Спросите что-нибудь другое!!

- Ладно. Два человека спускаются по дымоходу...
- О Господи! Ни один из них не пойдёт умываться!!
- Неправильно. Теперь ты убедился, что знания логики Сократа недостаточно, чтобы учить Талмуд? Скажи мне, как может быть такое, чтобы два человека спускались по одной и той же трубе, и один из них испачкал лицо, а другой - нет?! Неужели ты не понимаешь? Весь этот вопрос - бессмыслица, и если ты потратишь жизнь, отвечая на бессмысленные вопросы, то все твои ответы тоже будут лишены смысла!"

http://www.hebrew.inf.ua/Evr_Logika.htm

По наведению: verybigfish 

  • Current Mood
    apathetic apathetic
Face)

Бабушка-наци, или кое-что об истории Карлсона:










Мало кто сейчас знает, что создательница знаменитого «Карлсона» в 30-40-х состояла в ультраправой национал-социалистической партии Швеции (Nationalsocialistiska Arbetarpartiet), аналоге немецкой НСДАП, а сам Карлсон прямо списан со второго человека Третьего Рейха, Германа Геринга, с которым она дружила все 30-40-е, а познакомилась еще в 1925 году, когда он, будучи лётчиком-героем Первой мировой, устраивал авиашоу в Швеции. «Моторчик» Карлсона – намек на Геринга-авиатора. Но все гораздо интереснее. В книгах Астрид Линдгрен их главный герой, Карлсон, постоянно употребляет наиболее расхожие фразы своего прототипа. Знаменитое «Пустяки, дело житейское» – любимая поговорка доброго и полноватого Геринга:) «Я мужчина в самом расцвете сил» – тоже одна из наиболее расхожих фраз этого жизнерадостного и милого весельчака, «ужаса человечества»:) И ему же, Герману Герингу, принадлежит сама идея о моторчике за спиной, которого ему в жизни так не хватало – именно это он сказал однажды в кругу друзей, в числе которых была и Астрид Линдгрен.


Картинка Via :  exize 

За авторством: lubimets_bogov 
  • Current Mood
    apathetic apathetic
Bio

Про "торжествующих джудов"!







Такое вот преизрядное извержение говн от [info]leteha@ljhttp://leteha.livejournal.com/912325.html

Грозит подать в суд на модераторов [info]ru_politics@lj, ежели те не уберут оттуда квазиполитический стишок про неких "джудов":

"  Шмуклер, Леша Байков - я знал, что ты ублюдок, но ты это

доказал еще раз. Подохни, гнида, твои высеры о том, что ты
- патриот, могут рассматриваться только в некрономиконе."

И т.п.

Стишокъ сей , вот

Тень Победы

Тень Победы, как горька ты и страшна,
Как для Белых велика твоя цена,
Русский с немцем, битву смертную вели,
Чтоб джуды над миром властвовать могли!

Припев:

Это Тень Победы!
Лажа сто пудов!
Это горечь -
Зря потраченных годов!
Это радость -
Торжествующих джудов...
Тень Победы!
Тень Победы!
Тень Победы!

Дни и ночи в жерновах концлагерей
Нерусь мучила отцов и матерей,
А масоны пили в Лондоне шабли
И над Русью издевались, как могли!

Припев.

Что славяне, победили вы в войне?
Победили в ней джуды, а вы в говне!
И над вами, ржут народы всей Земли,
Вы на свете все просрали, что могли!

Припев.

А Победа? Она так была близка,
Мы о ней мечтали целые века...
Гнили, мерзли, окровавлены, в пыли,
Но джудовство скинуть так и не смогли...

Аффтар стиха странный: совершенно неясно кого он подразумевает под термином "джуды"  - марсианских джеддов, семейство Ротшильдов (тогда основная идея стишка обретает некоторую логичность),  династию Уиндзоров,  или это намёк, что ДЖУгашвили, дескать -  жыд?
----------------------------
А меж тем, вулкан говна продолжает извергаться:  http://leteha.livejournal.com/915633.html
  • Current Mood
    pessimistic pessimistic
Literatura

Журнал The Economist рекомендует продавать всё и инвестировать в еду и патроны :

http://magazine.rbc.ru/economist/31/03/2008/154093.shtml?print
В своей книге "Богатство, война и мудрость" известный ветеран Уолл Стрит, финансист Бартон Биггс высказывает мысль, что в качестве подстраховки на случай апокалипсиса инвестору необходимо иметь "ферму или ранчо где-нибудь в стороне от наезженных путей, но куда в то же время можно было бы быстро и легко добраться"